```````` Надежда умирает последней
Letyshops
Авг 282017
 

Алексей Соколов-Корс —  музыкант, автор нескольких публикаций на музыкальную тематику, поэт, яркий исполнитель, владеющий различными инструментами: от органа,  фортепиано и клавесина до бандонеона, аккордеона и баяна; человек, который, вопреки традициям, сохранил независимость от общих тенденций и современных веяний, живущий по своим принципам и законам, композитор камерной музыки и дирижер.

— Что есть музыка? Зачем она нужна людям?

— Нужна, чтобы утешать, чтобы лечить душевные и сердечные раны. Музыка исцеляет, лечит, если она настоящая. А вообще, музыка — это искусство, объединяющее сферы, все сферы человечества от его начала и до конца. Сама по себе музыкальная ткань мертва, ее очеловечивает автор-художник. Он придает ей бессмертие в том случае, если вкладывает глубокий смысл в ее материю и идею. Тогда она не имеет  ни срока давности, ни срока хранения. Она вечна, насколько вечна наша планета. Возможно, музыка — это то, что спасет человечество в периоды катаклизмов и катастроф.

 — Художник одинок? Он развивается в отшельничестве?

— Настоящий художник прорастает как цветок сквозь асфальт, не обращая внимания на «рейтинги» и «лайки». Они ему чужды. Он неприхотлив. Он проецирует и генерирует лишь то, что впитывает через воздух времени, тенденции времени, в котором живет и которому принадлежит. Он заложник времени, может быть, мечтатель. Когда говорят, что художник предвидит что-то наперед во времени  — это фантасмагория. Он —  заложник времени, к сожалению. Художник не может видеть наперед. Но чувствовать наперед может, поэтому зачастую  история и люди  «канонизируют» тех, кто «попал пальцем в небо», вроде как являясь «пророками». Я считаю, что интуиция творческих людей — совсем не изученная наукой категория. Наука тут бессильна. Но мистика здесь вполне может присутствовать.

 — Алексей Николаевич, в каких жанрах Вы пишете?

— Мне ближе и роднее камерный жанр: струнные камерные пьесы, вокальные циклы, сольные инструментальные сочинения, музыка для оркестра народных инструментов. Я не написал ни опер, ни симфоний, но сочинения для симфонического оркестра есть. А вообще, люблю народный оркестр. Там столько красок!

— Каковы Ваши отношения с коллегами по цеху?

 — Я преклоняюсь перед талантом, но я люблю общение на дистанции.

— Ну а как же дирижерская практика? Вы же не можете отрицать, что в сфере оркестрового дирижирования или ансамблевого музицирования необходим личный контакт с людьми?

— Все строится на доверии, но не могу сказать, что я легко «притираюсь». Это долгий, тяжелый процесс адаптации. Пытаюсь быть нейтральным, думать о непосредственно важных рабочих моментах. Но в свой внутренний мир никого не допускаю.

— Творчество каких современных композиторов, по-Вашему, заслуживает внимания?

— Хагагортян, Корндорф, Кнайфель, Свиридов, Гаврилин, Денисов, Захор, Мачавариани, Хачатурян, Золотарев, Шендерев, Репников, Ларин, Волков, Ряэтс и многие другие.

— Я знаю, что Вы автор не только классических произведений, но давно пишете и исполняете свои песни в стиле «поп». А как Вы относитесь к плагиату и судебным разбирательствам по этому поводу?

— Вся поп-музыка произросла из классики. Сначала это были более или менее приличные образцы, заимствование цитат из великих шедевров, а затем, в силу маленького творческого потенциала отдельных авторов и неумения воспроизвести, сгенерировать свою собственную идею, наши, так называемые «композиторы», от попсы стали примитивнейшим образом «передувать» мелодии, написанные за несколько столетий до их существования.  Представьте себе, судится «поп-звезда» французской эстрады с «поп-звездой» русской эстрады (Вы понимаете, о ком я?). Это вроде как «Битва титанов». Народ жадно «хавает» новости, посвященные этому конфликту, мол, кто из них выиграет и кто у кого украл? А на самом деле, если в качестве присяжных, прокурора и судьи сидели бы Арканджелло Корелли, Иоганн Себастьян Бах, Георг Фридрих Гендель, Вольфганг Амадей Моцарт, Ян Свелинк и Антонио Вивальди, то участники судебного процесса и авторы, которые пишут для них, сели бы за решетку лет этак на четыреста, и были бы сосланы в «самые дальние лагеря», как говорил Булгаков. Поскольку нельзя называть себя «звездами», работая по схеме: «чем больше спёр из классики, тем больше успеха», рассчитывая на собственную безнаказанность и узость мышления публики, которая не сможет анализировать в силу своей некомпетентности. Я прекрасно знаю, что в музыке Эннио Морриконе существует дух всех вышеперечисленных мной великих композиторов, но ни одной прямой цитаты из классического шедевра Вы не найдете, поскольку это человек величайшей, интеллектуальной культуры, и в силу своей эрудиции и профессионального музыкального образования он никогда не позволил бы себе «слизать» хотя бы одну фразу из известного шедевра. К сожалению, наше время слишком цинично, чтобы оценить художников такого класса.

— Как Вы считаете, время — категория устойчивая? Времена меняются?

— Времена меняются, но в каждой отдельной человеческой жизни нет вчера, сегодня, завтра. Есть одно сегодня. Человек живет лишь сегодня. Каждый отдельный человек. Он рождается сегодня, живет и умирает только сегодня.

— Это Ваше ощущение?

— Это мое убеждение.

— А Вы тоже живете сегодня?

— Я живу лишь сегодня. Завтра меня не будет. Послезавтра тем более.

— Это касается и творчества тоже?

— Нет. Творчество — иная временная категория. Мечтаю, чтобы мои сочинения и исполнения меня надолго пережили.

— К вопросу о вечности. Ваш струнный квартет «Эпилог» №1, как Вы сказали когда-то в радиоинтервью, — это жизнь после жизни?

— Да. Это начало и одновременно продолжение, уход в вечность.

— Что Вами движет?

— Мною движет ностальгия по тем временам, когда люди были простыми, талантливыми, естественными, то есть нормальными.  Сейчас все исказилось, девальвировалось, нивелировалось, обесценилось.

— Что обесценилось?

— Человеческое достоинство обесценилось. «Лайки», «рейтинги», построенные на «лайках» — вот основа известности, и больше ничего. Это ли не катастрофа!? Мне это совсем чуждо.

— Вы довольно осведомленный человек в плане сочинений в симфонической сфере. Как вы оцениваете творчество молодых композиторов, ваших ровесников, можете ли выделить кого-то?

— Сегодня немало молодых авторов, среди которых есть одаренные люди. Немало и «конструкторов» музыки, имена которых не стал бы называть, поскольку, они заняты разработкой новых приемов, далеких от истинного духа музыки, изобретая лишь шумовые эффекты и покрывая недостачу глубины и яркости своих сочинений пространными концептуально-словесными, либо печатными комментариями. На деле эти произведения  не несут в себе ничего, чем бы мог подпитываться человек. Их творчество — чистый конструктивизм, да и только. Но смотрите, какой мощный пласт современной музыки XX века не нашел выхода на глобальное признание в мире, многие сочинения так и не дошли до широкой публики. К примеру, знаете симфонии Николая Каретникова? Или симфонические произведения Пахмутовой, Дашкевича, Артёмова, Золотарёва, Богословского, Эшпая, Корндорфа, Беринского, Чернова, Мартынова, Подгайца, Броннера, Артемьева, Щедрина (особенно последние сочинения)? Уверен, что многие из них широкой публике не известны. О чем это говорит? А о том, что мало кому это неинтересно, кроме узкого круга профессионалов. А ведь это все часто гениально, по крайней мере, многое из того, что создано в конце того века.  Знаете, сколько этих бессмертных сочинений лежат на стеллажах бывшего Гостелерадиофонда, где я имел честь работать в качестве эксперта и музыкального редактора-архивиста. Сердце кровью обливалось, поскольку ни один канал не заказал это для эфиров на ТВ. А какие фильмы-монографии о композиторах сняты… Уверен, что люди стали бы это смотреть и слушать, но только ни один телеканал, в частности, ТК «Культура» не захочет покупать для показа. Проще «нащипать» свои программы, плохо смонтированные, и выставить их в эфир, чем покупать для эфира и показа фильмы-монографии, имеющие архивную и историческую ценность. Кстати, «посеяли» весь цикл «Беседы с Д.Лихачевым». А вы знаете, как это было интересно! Нам это интересно, а для  них, руководителей каналов,  главное  — рейтинги. И все это придумали они, не мы- зрители.

— Порастет мхом?

— Думаю, да, как ни прискорбно. Ужасно, но факт.

— Может быть стоит адаптироваться ко времени нынешнему  и делать то, что будет востребовано?

-Дышать спертым воздухом примитивизма? Увольте. Я не один так думаю. Это не тот воздух,  которым следует дышать.

— Алексей Николаевич, что Вы хотели бы больше всего в творчестве?

-Я хотел бы писать для кино. Это очень интересная и благодарная стезя. Я бы «пахал» днями и ночами.

— А ваши песни? Вы мечтаете об исполнителях?

— Да. Но все певцы под продюсерами, которые сами пишут музыку, часто среднего пошиба, но хорошо оформленную в студиях. Чтобы песни стали известными, нужны деньги. Элементарно! Большие деньги. Это именно те «ценности», которые и определяют общий тон нашей творческой жизни сегодня, и не только в эстрадной сфере!

— То есть «люди гибнут за металл»?

— Именно так.

— Как Вы считаете, так будет всегда?

— Надеюсь, что нет, поскольку надежда умирает последней.

— Алексей Николаевич, я слышал ваши исполнения на разных инструментах, в том числе несколько произведений на органе, клавесине, фортепиано. Это очень высокий уровень исполнительства.  Какой инструмент Вам ближе?

— Я люблю больше музыку, чем сам инструмент. Он — всего лишь средство, а целью является передача замысла автора. Пытаюсь играть так, чтобы смело смотреть в глаза своим коллегам, слушателям.

— Удачи Вам, и пусть Ваше искусство будет оценено современниками и потомками!

— Благодарю Вас.

Беседу провел Андрей Шац

 

 Оставить комментарий

Вы можете использовать эти HTML теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

(required)

(required)

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.